Статья о нашем знаменитом предке – Арлане

Николай Демидов (Санкт-Петербург). Журнал «ИнформСАО» № 9

Он определённо был белый. Подобно солнечному зайчику в глубине тёмной комнаты, щенок копошился в норе подле матери. Мокрый, маленький, белый комочек с тёмным пятном на голове. Среди общего гула скулящих щенков, больше напоминающего звук роящихся пчёл, отчётливо выделялся возмущённый щенячий рык.

Вдруг кто-то резко взвизгнул, хозяин проснулся и выбежал во двор. Во тьме зимней туркменской ночи Гельды сумел разглядеть двух белых щенков, сосущих мать. Взяв в руки, он поднёс их к глазам. Это были два кобеля. Над ухом одного их них темнело небольшое пятно. Гельды улыбнулся и вслух поблагодарил Аллаха…

…Арлан действительно сперва приснился своему будущему хозяину. Уже давно теплилась надежда на появление достойного сына Эрлена, чтобы он был такой же статный, сильный, исключительно белый. Гельды Кяризов к тому моменту уже получил второе высшее, на этот раз зоотехническое, образование и ему как никому другому хотелось воскресить культуру разведения алабаев, а также создать свою линию. Радость превзошла все ожидания, и двух родившихся щенков — кобелей, как две капли воды похожих на отца, братья Кяризовы назвали Эрлен-2 и Эркен…

Дни шли чередой, щенки росли в детских играх. Мать, крупная тигрово-белая сука, не проявляла особых признаков материнства, но молока у неё было в изобилии.

К 3-м месяцам щенки превратились в двух белых бутузов. Проявляя большое внимание к щенкам, хозяева не заметили, как начал «сдавать» Эрлен-отец. Летом его не стало. Как на беду, завистливые глаза приметили Эркена, и через какое-то время он был украден. Остался Эрлен-2, единственная надежда на повторение отца. С самого детства щенок чувствовал соперничество. Сначала это был его брат Эркен, впоследствии, после перевода в предгорное коневодческое хозяйство «Ахалл», близ города Геок-Тепе, постоянным врагом ему на долгие годы стал Эссер, внук его отца, всегда внешне спокойный, расчётливый кобель. Эрлен-2 же был задирист и тем вызывал к себе огромную симпатию конюхов. Ласковый, внешне очень красивый, он снискал к себе постоянное внимание и заботу. Его постоянно ласкали и подкармливали. Впоследствии эти обстоятельства оказали ему «медвежью услугу». Он был несколько раз украден, но благодаря счастливым обстоятельствам его всегда возвращали хозяевам. Ближе к году Эрлен-2 был испытан на бойцовские качества. Он не выдержал испытаний и был отправлен обратно под Геок-Тепе. Расстроенный Гельды «в сердцах» поменял кличку кобелю, и на какое-то время забыл о нём. Теперь он стал Арланом.

О кобеле вспомнили лишь тогда, когда 10-месячная сука по кличке Тоголок, полученная в сочетании от того же Эрлена и его же племянницы Каралли, случайно повязалась Арланом. Родившиеся щенки были великолепны. Позже эта вязка дважды повторялась и всегда с прекрасным результатом.

Таким образом, жизнь сама предопределила Арлану его назначение. Внук легендарного Чёрного Екемена, сын не менее знаменитого Эрлена, который до сих пор является одним из эталонов породы, Арлан стал прекрасным производителем. В этом он превзошёл многих своих родственников. Не будучи инбредным, он устойчиво «печатал» своё наследие в своих потомках. Даже глядя на его внуков и правнуков, знатоки без труда узнают в них присутствие Арлана, Эрлена, Чёрного Екемена.

Этот факт привлёк некоторых разведенцев. И тот кто «успел», имеет прекрасную возможность работать с этой линией. Я и сам, максимально возможно, заинбридировал его внуков, имея счастливую оказию приобщить всевозможных потомков Арлана, а также Ункаса, единственного в стране сына Апачи (вл. Юсуп Мамедниязов) от Байгуш.

Арлан, вл. Кяризов, 80-е гг.

Счастливый случай несколько раз позволял мне лично общаться с этим, замечательной красоты, кобелём. Каждый раз, наблюдая столь гармоничное животное, мне хотелось наиболее образно и выразительно описать его сложение. В одной из поездок в Туркмению мне довелось его тщательно промерить и сделать описание в духе Сабанеева. Как мне кажется, язык эпохи Сабанеева при всей своей витиеватости отнюдь не вычурно, а путём несложных сравнений позволял понимать описанные стати.

Красоты необыкновенной. Мощный, очень рослый, белый, с богатым шерстным убранством: грива, баки, фризы как у тяжеловозов. Голова, сравнительно с корпусом, коротка и хотя груба и тяжела, формой и всем видом своим, очень гармонична. Черепная коробка в срезе квадратная, а потому объёма великого.

Морда длины малой, широка, слегка курноса, без яркого перелома к черепу. Из-за того, что брови выступают, в профиль видится заметный стоп.

Нижняя челюсть широкая, длинная кость её не прямая, а качелью, оттого обтер морды ещё больше.

Под глазами и в основании морды выпукло, но щеки не выдаются. Губы толсты и «мясисты», словно накусанные пчёлами. Верхние губы не свисают, но покрывают нижние. В углах губ карманы. Мочка носа широкая, чёрная, из-за общего среза морды не выдаётся. Глаза живые, выразительные, на большом удалении друг от друга. Шея высокая, не длинная и от длинной шерсти кажется ещё короче, чем на самом деле, с затылком же она ни чем не граничит, а плавно сливается. Грудь широкая, но не выпуклая, «ящиком». Грудные западины глубоки из-за того, что плечи вынесены вперед. Рёбра, особенно задние, хорошо спущены. Спина короткая, широкая, «скамейкой», перед поясницей прогнута, хотя сама поясница широкая и выпуклая. Круп длинный и покатистый. Плечи косые, как и колени. Предплечья сильные, выпуклые. Кость ног плоская, широкая. Пясти и плюсны очень короткие, «бочонками».

Лапы прочные, русачьи. Движения мягкие, пружинистые.

Нравом мягок, к тому же очень ласков.

Заканчивая краткое повествование истории жизни этого замечательного кобеля, хочу сказать, что всегда существует много замечательных собак, которыми мы не всегда довольны и не всегда находим в них воплощение своих надежд. Вероятно, не стоит огорчаться и отмахиваться от них. Попробуйте увидеть своего питомца с другой стороны. Возможно, он проявит себя великолепной нянькой, так необходимой вам в данный момент, или неподкупным сторожем, прекрасной ездовой собакой или замечательным и неприхотливым спутником, готовым нести всю вашу поклажу и делить все тяготы походной жизни. Отложите ваши грёзы ненадолго, и они обязательно проявятся в вашей следующей собаке.

А эта собака так же достойна вашего внимания и любви. И она непременно ответит Вам тем же. Таков главный закон Природы.

Статья о нашем знаменитом предке – Чёрном Екемене

Очень жаль, но так уж повелось, что создание культа какого-либо производителя происходит после его смерти. Подобная ситуация не обошла и Чёрного Екемена.

Николай Демидов (Санкт-Петербург). Журнал «ИнформСАО» № 6

Очень жаль, но так уж повелось, что создание культа какого-либо производителя происходит после его смерти. Подобная ситуация не обошла и Чёрного Екемена. Ещё при его жизни существовало множество легенд о его происхождении. Восточный эпос красив и занимателен, но не хочется путать читателя и я постараюсь кратко познакомить с историей происхождения и отдельными фрагментами из жизни этого замечательного кобеля. Мне позволили это сделать мои туркменские друзья Гельды и Какыш Кяризовы, семья Мередовых, Перман Мухамедов, Алиев Хиволибай и Амансахат Нурягдыев. Моя большая увлечённость туркменскими алабаями и особенно Чёрным Екеменом, громадное количество поездок в Туркмению позволили собрать богатый информационный материал, разрешающий мне через много лет осветить его интересующимся этой породой.

Семья потомственных чабанов Мередовых в г. Каахка держала трёх кобелей: Белого Екемена, Чёрного Екемена и сына Чёрного Екемена – Сардара.

Очень многие чабаны заводили собак по внешнему сходству с предком, так произошло и с Чёрным Екеменом. В конце 70-х годов в Каахку была приведена отара на остриг. Вместе с отарой пришла и была оставлена черно-крапчатая сука, обладавшая очень дерзким характером. Через некоторое время она родила трёх щенков. Один из них, а именно идентичный по окрасу с матерью, был оставлен чабанами Мередовыми. Щенок рос очень дерзким и самостоятельным. В возрасте одного года Чёрный Екемен получил серьёзную травму, попав под мотоцикл. Лечение не проводилось, но к счастью кобель выжил, хотя травмы сказались на строении его задних конечностей. Со слов чабанов Мередовых, Чёрный Екемен только единожды дрался с волками, но подробности боя никто не видел, так как было очень темно, а сбившаяся отара овец не позволила близко подойти к дерущимся с волками собакам. Также имеет место упоминание, что Чёрный Екемен после этого боя долго не мог вставать и его лечили старым испытанным чабанским способом с помощью свежего курдючного жира. Окончательно оправившись, Чёрный Екемен продолжал работать при отаре до тех пор, пока в Каахке не появился друг Мередовых – Кумман, который стал забирать Чёрного и Белого Екеменов для праздничных боёв, проводимых в г. Ашгабаде.

Чемпионами как Чёрный Екемен, так и Белый Екемен никогда не были. Но в то же время Чёрный Екемен обладал огромной внутренней энергией и дерзким характером, позволявшим пускать его в бой по несколько раз. И Чёрный Екемен оправдывал надежды, он всегда шёл в бой и всегда бил противника грудью первым. В дополнение к сказанному можно добавить, что Чёрный Екемен обладал очень низким порогом болевой чувствительности.

Многие туркмены, знавшие Чёрного Екемена, помнят так называемый бой «трёхзубого с трёхлапым», когда противник Чёрного Екемена, поймав его за лапу, полностью сковал движения Чёрного Екемена. Ничто не предвещало успеха, но Чёрного Екемена удивил всех: он схватил себя за свою же лапу и мощным рывком освободил себя от хватки противника, вырвав этим движением у противника клык.

После этого боя Чёрный Екемен получил большую популярность. Кобель «пошёл по рукам». Его отдавали и продавали, меняли и возвращали, но он так и не оправдал желания своих хозяев. Он не обладал специфической манерой боя. Да и долгой хватки у него не было. Как и прежде была дерзость и неутомимость.

Наконец, вернувшись к прежнему хозяину, но уже к старшему из братьев, Аману Мередову, он стал использоваться как производитель. Но и здесь он не оправдал надежд. Будучи не препотентным кобелём он так себя и не запечатлел в своих детях. В известных всем четырёх вязках все его сыновья унаследовали фенотип матери. Чёрный Екемен же послужил лишь «наполнителем». Впоследствии на него производились инбридинги во всех регионах бывшего Советского Союза, но безуспешно.

Только семье Кяризовых удалось получить фенотипически схожих с ним внуков. Это были Тохмет и Гурлен. В то же время, он явился исходной точкой в открытии линии своих потомков в Туркмении, таких как Эрлен, Аккело и Арлан, известных уже в наши дни.

Благодаря Чёрному Екемену мы получили в пользование: Бовсера (Бабур – Тоголок), Аккело (Арлан – Тоголок), Акбая (Акгуш – Нокот), а также потомков восходящих через сук: Дика (Сардар – Каралли), использовавшаяся в разведении в Минске, Кенурджа (Умар – Ингинлиджана), Ургель (Чёрный Екемен – Ойра) в Санкт-Петербурге.

Заканчивая повествование о славном Чёрном Екемене хочется сказать нынешним селекционерам: цените и любите своих производителей-кобелей, пока они живы, собачий век короток, а «выловить» ценные качества «бывших» производителей в ныне живущих потомках – очень трудоёмкий труд и не всегда благодарный для селекционера.

Беременность собаки и её здоровье

В. Орлова, ветеринарный врач. Журнал «Друг» № 2 (29) 1995

Что только не приходилось мне слышать о сексуальной жизни собак и о том, как они рожают и выкармливают щенков. Трудно избавиться от ощущения, что большинство людей все-таки склонны к антропоморфизму…

Половая функция, способность к размножению, безусловно, основа основ живого мира, ведь именно благодаря ей осуществляется воспроизводство видов, однако ее влияние на состояние здоровья конкретных особей весьма и весьма незначительно. Да, представьте себе, столь жизненно важная для любого сообщества животных функция для каждого его представителя в отдельности мало что значит!

И вполне объективно можно утверждать, что, с точки зрения физиологии, беременность и материнство не оказывают сколько-нибудь значительного влияния на здоровье индивидуума женского пола. Другими словами, факт наличия или отсутствия периода материнства в жизни собаки никоим образом не скажется на ее самочувствии, морфологии тела, характере, продолжительности жизни… Как и не повлияет на процент вероятности образования опухолей молочных желез.

А вот роды, напротив, как раз чреваты всякого рода неприятностями, в том числе и достаточно драматичными: выкидыш, кесарево сечение, гибель новорожденных щенков, невротические состояния суки и тому подобное… Черный список можно продолжить, однако все это случается не так уж часто и поэтому пугаться и отказываться от мысли завести щенков не стоит!

В период беременности и особенно во время лактации поведение сук порой резко меняется. Собака может сделаться агрессивной – срабатывает инстинкт защиты своего потомства. Обычно когда щенки расходятся по рукам, все возвращается в норму. Никаких «воспоминаний» о своем материнстве у собаки не сохраняется, и если позже повзрослевшие щенки предстают перед матерью, она не признает в них кровных чад и относится к ним, как к соперникам, а порой и ведет себя с ними соответствующим образом. Жизнь животного строится на инстинктах, оно реагирует на внутренние импульсы, рождающиеся на определенных стадиях его развития: сексуальное поведение, материнское, защита своей территории… При отсутствии подобных импульсов или завершении какой-либо ситуации, что обусловливает возникновение той или иной конкретной модели поведения, животное теряет и соответствующие поведенческие характеристики. Поэтому не следует думать, будто нрав и повадки вашей собаки кардинальным образом изменятся только из-за того, что она один раз обзаведется потомством. Однако возможны исключения из правила, и случается, что характер суки после родов сильно меняется. Так что точнее всего будет сказать, что в подавляющем большинстве случаев материнство никак не сказывается на поведении животного.

Иногда, правда, беременность благоприятно сказывается на внешнем облике собаки. Так, слабый организм, вследствие мощного прилива половых гормонов, вдруг начинает бурно развиваться. Именно поэтому иногда можно посоветовать беременность не только для продолжения рода!

Лактация, напротив, требует от организма больших затрат протеинов и кальция, и, если за сукой нет достаточного ухода и ее не подкармливают должным образом, все благо беременности может пойти насмарку из-за ослабления организма во время лактации. Конечно, тут многое зависит и от величины помета. Если щенков немного, один или два, то опасаться нечего. Однако если ваша сука ощенилась 6, 10, или даже 12 малышами, то бдительность не помешает! Мудрая природа обычно предусматривает большой приплод при риске высокой смертности новорожденных, и когда человек своим вмешательством спасает жизнь всему потомству, он не должен забывать и про мать, чей организм вовсе не обязательно был готов к подобному подвигу.

Что же касается опухолей молочных желез, то совершенно очевидно, что они возникают в связи с нарушениями в гормональной системе. И можно со всей уверенностью сказать, что их образование происходит независимо от того, была беременность или нет. Иначе обстоит дело с лактацией. Есть серьезные основания полагать, что псевдолактация, происходящая периодически у некоторых сук через 4-9 недель после течки, то есть как бы в конце нормального периода щенности, порой приводит к формированию кисты, а та в свою очередь может перерасти в злокачественную опухоль. В этом случае можно посоветовать более радикальное средство – стерилизацию. Совершенно ясно, что подобная операция решает разом все проблемы сексуального характера. Но и в этом случае нужно помнить: у каждой собаки свой особый, неповторимый организм, и поэтому никогда нельзя заранее сказать, стоит делать такую операцию или нет.

Не вызывает сомнений, что собаку желательно прооперировать до наступления половой зрелости, тем самым сразу сняв многие проблемы в ее поведении, а также возможность ожирения, выпадения шерсти и т.п. Утверждение о том, что полезно дождаться первой течки и дать собаке родить, а потом уже провести стерилизацию, не выдерживает никакой критики, это один из мифов, бытующих в среде любителей собак!

И последнее. Возраст для вязки в пределах половой зрелости не имеет особого значения.

Следует, правда, учесть, что у молодых собак после первой течки и у начинающих стареть (6-8 лет) плодовитость бывает снижена, а так как размеры щенков пропорциональны их количеству, то вследствие большого размера плодов неизбежно возрастает риск необходимости проведения кесарева сечения. Таков единственный научный довод, который можно выдвинуть против слишком ранней или поздней вязки. К этому остается лишь добавить, что чем сука старше, тем сложнее ей выкормить свое потомство. Но здесь уж обязан вмешаться хозяин.

Фазы взросления щенка

По материалам журнала «Информ САО»

Формирование определенных свойств поведения собаки не только запрограммировано генетически, но в значительной мере зависит от влияния среды. Многие исследователи поведения пытались проанализировать сложные процессы при развитии щенка в первые полгода и донести результаты до разведенцев и владельцев собак. Здесь необходимо дать краткий очерк отдельных стадий развития, согласно исследованиям Скотта, Фуллера и Менцеля, Трумлер, Лоренца, Бруннера, Шлаафа и Альтхауса. Как основные выделяют следующие фазы:

  • Новорожденности – 1-2 недели жизни
  • Переходная – 3-я неделя
  • Запечатления – 4-7 неделя
  • Социализации – 8-12 неделя
  • Ранжирования – 13-16 неделя
  • Становления стайных отношений – 5-6 месяцев
  • Пубертатная – до наступления полового созревания

Альтхаус (1986) сверх этого указывает на пренатальные, дородовые формы существования. В этой фазе щенки в идеальных и благоприятных исходных условиях, (температура, влажность) обеспечиваются в матке через плаценту необходимыми питательными веществами. Таким образом, находясь в пассивном состоянии, щенки уже очень рано могут вносить вклад в самоформирование путем поначалу спонтанных движений, позднее – реакций на раздражающие воздействия. Хотя от внешних раздражений щенки относительно надежно защищены, но через материнское кровообращение они вполне могут подвергаться стойкому воздействию (гормоны, ядовитые вещества, газы, медикаменты).

Следует заметить, что когда указываются отдельные ступени развития по неделям или месяцам, то это, само собой разумеется, лишь примерные отправные точки, которые у конкретной особи могут смещаться в ту или иную сторону.

Фаза новорожденности (1-2 недели жизни)

В результате родов, из очень оптимальных условий щенки вступают в конфронтацию с множеством внешних раздражителей. Мать пытается устройством гнезда и своим почти непрерывным присутствием в первые дни гарантировать определенную защиту для щенков. Поскольку наиболее обычная форма содержания рожающей суки – гладкий обозримый пол ящика для щенения, мать соответственно темпераменту вступает в первый конфликт, так как устройство гнезда совсем не соответствует форме, которая могла бы быть для нее желательной. В такой ситуации в первую очередь следует успокоить суку.

Щенки после родов воспринимают вкусовые и обонятельные ощущения в очень малом объеме и инстинктивно пытаются добраться до сосков простыми качаниями головы и круговым ползанием.

Уже в первые часы жизни щенок идентифицирует индивидуальный запах матери и оказывается способным сразу после родов реагировать на внешние раздражения и использовать опыт. Задача щенков в это время состоит в разыскивании источника питания и одновременно необходимого источника тепла. Они еще не в состоянии поддерживать температуру тела постоянной, реагируют на холод громким поскуливанием и ищут тепло у тела матери или искусственного источника. Щенки побуждаются к рефлекторному выделению мочи и кала облизыванием соответствующих участков тела. При искусственном выращивании этот рефлекс должен вызываться тактильным раздражением пальцем. Мать-сука в первые дни почти непрерывно занята подобного рода уходом, при этом щенков легко перепутать. Так что оценка восхваляемого биотонуса в первые дни не столь проста, как описывается. Когда мать занята уходом за целым пометом, только случай определяет, кому из щенков своими неуклюжими ищущими движениями удастся схватить сосок. И поэтому не следует при первых приемах пищи придавать такое большое значение поведению для определения последующего индивидуального развития.

Оценка же прибавки в весе представляется более надежной. При этом щенки с самым высоким весом при рождении не обязательно имеют большую ежедневную прибавку. При ежедневном контроле веса происходит первый физический контакт с человеком. Интересно, что, по-видимому, первый контакт с матерью связан с фиксацией обонятельного впечатления, что распространяется и на однопометников, в то время как тесный контакт с человеком связан еще и с оборонительными реакциями. Это меняется лишь во 2-й постнатальной фазе (Альтхаус), после 10-11-го дня жизни, когда обонятельные впечатления становятся более совершенными.

Тогда, правда, различаются уже и знакомые и незнакомые личности. При этих контактах из-за интенсивного обнюхивания отчетливо улавливаются быстрые, короткие, но отчетливо слышимые пыхтящие звуки. Осязающее существо первых дней становится существом обоняющим и осязающим (Альтхаус). Глаза раскрываются на 10-12-й день, однако проходит несколько дней, прежде чем становится возможным призрачное различение светлого-темного. После 11-12-го дня утрачивается и поначалу очень сильно выраженная потребность в телесном контакте.

Переходная фаза (3-я неделя)

На 3-й неделе жизни заметно совершенствуется зрение щенков. Одновременно появляются слуховые ощущения. Происходит также дальнейшее развитие и улучшение обоняния. Вид передвижения в этой фазе меняется. После ползания возникают первые попытки вставания и поначалу еще неуверенные шаги, позже щенки пытаются бегать и галопировать. Первоначальное значение тактильных и температурных ощущений ослабевает. Становится возможным прием кашицеобразной пищи.

Фаза запечатления (4-7 неделя)

Такой особый талант молодой собаки, как старательный поиск или подноска брошенных хозяином предметов, следует усиливать и целенаправленно тренировать, чтобы позднее при дрессировке в этом не было необходимости. Щенки теперь уже довольно часто покидают гнездо и выделяют кал и мочу за его пределами. Способность к обучению к этому времени велика, и щенков после пробуждения, сосания молока матери или прикармливания следует выпускать из их загона, чтобы поддерживать гнездо в чистоте. В это время начинается взаимная социализация щенков, проявляется игровой инстинкт и возникают первые ссоры.

При поддержке матери щенки с любопытством изучают окрестности. Радиус их действия увеличивается, фаза бодрствования и игры удлиняется. Щенки уже вступают в небольшие схватки между собой, а мать приобретает их уважение защитным поведением – когда они становятся слишком неугомонными, например, беспрерывно тянут за соски. У многих сук кривая лактации отчетливо идет вниз, и напрасные попытки щенков сосать очень болезненны для матери. Поэтому следует очень точно установить, сколько дополнительной пищи нужно давать щенкам. Чувствительные суки совсем нередко кусают щенков, так что у них возникают повреждения от покусов. Иногда такие покусы могут быть опасны для жизни, особенно в тех случаях, когда повреждены головы щенков. Это время активного запечатления, щенки без колебаний подходят к незнакомым объектам, чужим людям. Наряду со знакомым кругом лиц теперь следует содействовать контактам с чужими людьми, а также другими собаками. Щенки должны познакомиться со всевозможными пищевыми продуктами: овощами, фруктами, мясом, сухим кормом. Часто после этой фазы запечатления прием доселе неизвестной пищи отвергается.

В это время щенок стремится всеми чувствами впитывать впечатления окружающего ее мира.

В данный период заводчик больше и больше становится важным ориентиром. В то время как мать думает об авторитете и сохранении субординации, щенки должны находить поддержку в завоевании окружающего мира у человеческого вожака. Здесь следует пожертвовать очень многим временем и всегда помнить о том, что для программирования памяти щенка допустимы максимально положительные связи со спутником по стае – человеком. Чем более тесный контакт поддерживается в это время, тем более открытым будет щенок по отношению к людям впоследствии.

Согласно Альтхаусу (1986), в конце 5-й недели жизни в репертуаре щенка уже имеется 94% особенностей поведения, обнаруживаемых к 10 неделям. Это показывает, как чрезвычайно быстро развивается поведение в первые 5 недель. Если исключить участие человека из этой фазы развития, молодая собака будет впоследствии вести себя робко или даже убегать и это никогда не будет изжито полностью.

Фаза социализации (8-12 неделя)

Расставание с матерью и однопометниками для гладкой адаптации к новому окружению и к новым хозяевам лучше всего в начале этой фазы. Щенок ещё в стадии положительной тенденции к сближению, его готовность к обучению ещё очень высока и если правила для дальнейшего сосуществования в сообществе человек-собака определились, их следует сразу перенять новому владельцу, чтобы избежать последующего переучивания. У диких собак авторитарную власть присваивает кобель, у наших домашних собак это должен сделать человек.

Для развития собаки необходимо, и это способствует ее уверенности в себе, в самом начале новых отношений провести твердые границы. Это, однако, совсем не означает: больше никакой игры, только строгость и дрессировка. Но щенок ни в коем случае не должен решать, когда и сколько играть. Это должно зависеть от игровых заданий, которые при положительном исходе дают повод для щедрой похвалы.

Подчинения в истинном смысле слова на этой стадии, конечно, нет, но нужно следить за тем, чтобы приказы не только давались, но и выполнялись. Щенок должен научиться понимать, что команды должны надлежащим образом выполняться, что хозяина он обязан слушаться, если хочет получить признание. Любая собака выше всего ценит человека, который придерживается строгих правил, последователен, при котором она чувствует себя уверенно. Собака не понимает непоследовательности; лишь снисхождение и любовь со стороны вышестоящего по рангу она оценивает как собственную победу и тогда рано или поздно ставит вопрос иерархии, если располагает достаточным для этого честолюбием. Непозволительно ошибаться, когда собака, поначалу очень часто, пытается перепроверять запреты. Она их уже поняла и лишь проверяет, насколько мы последовательны.

Следует предупредить об одной дурной привычке при выращивании – чтобы приподнять щенка, нельзя хватать его за шкуру на загривке. Этот жест собака воспринимает как наказание, также как хватание за морду. Правда, последнее, нежно выполняемое, у некоторых собак является приветственным ритуалом.

Все прямые воздействия при ошибочном поведении должны связываться со звуковым сигналом. Энергично произносимое «фу» при достаточном увязывании с запрещенными действиями являет собой моральный бич, который в дальнейшем экономит прямые воздействия. Точно также важны слова похвалы при правильном поведении. Новый владелец должен теперь позаботиться и о том, чтобы щенок находился среди людей и собак, познакомился с уличным движением, смирился с ошейником и поводком. Однако, малыша поначалу не следует таскать за собой повсюду в прямом смысле этого слова. Если он хочет, отпускаем поводок и идем в одиночку дальше. Потребность в контакте у щенка чаще столь сильна, что он чувствует себя брошенным в одиночестве, так что он сам догоняет хозяина. Все это ведет к тесной связи человек-собака. Любой щенок с мало-мальски нормальным поведением испытывает особую радость от игры в борьбу. Это следует поощрять в играх, бегстве, нападении, захвате «добычи». При этом вполне может доходить до некоторой грубости. Если определены границы любых форм игры или заданий, за их поддержанием нужно следить; так, сначала в игровой борьбе всегда следует оставлять моральным победителем собаку, при этом постепенно повышая требования.

Фаза ранжирования (13-16 неделя)

Это первая ступень юности. Характер собаки пока еще пластичный, податливый. Такие нежелательные особенности поведения, как чрезмерная пугливость или агрессивность, до конца этой фазы развития еще могут в допустимых пределах корректироваться. Субординация должна быть определена самое позднее именно в этот период. Возможные с точки зрения собаки неясности она попытается истолковать по-своему. В нормальном случае собака признает содержащего ее человека старшим по рангу, если к этому времени ею приобретен соответствующий опыт. Исключение могут составить самоуверенные стойкие собаки с сильным инстинктом борьбы, которые, несмотря на правильное, последовательное воспитание, пытаются в этой фазе улучшить свою ранговую позицию. Это проявляется в различного рода неповиновении, таком как соперничество за корм, рычание и оскаливание вплоть до истинно агрессивных действий, когда, например, хозяин или кто-либо другой приближается к корму или кости. Сюда относится также облюбование определенных мест в доме и их отстаивание вплоть до нападения на кого-либо из членов семьи, ревнивое поведение. Часто на улице собака, а не вожатый определяет, куда пойти. Это может привести к неприятным последствиям, если сразу упорно не препятствовать слишком настойчивому поведению. В этих попытках достичь более высокого положения собака никогда не должна становиться победителем! Это последняя фаза для окончательного выяснения табели о рангах и для создания прочной основы гармоничного сосуществования человека и собаки.

Фаза стайного порядка (5-6 месяцев)

Если в фазе социализации намечаются пути будущих стайных отношений и выясняется иерархия, то здесь устанавливается твердое распределение между вожаком и стаей. Эти отношения сильнее и достигаются легче, если с позиции собаки они установлены психически и физически более сильным. Такому вожаку собака охотно предоставляет возможность командовать и радостно выполняет его приказы, ведь они, с одной стороны, представляют собой задания, которыми она уже владеет, с другой стороны, они делают возможным контакт. В этом случае для молодой собаки мир сохраняет порядок, она чувствует себя уверенно.

По-иному складываются взаимоотношения, если из-за чрезмерной непоследовательности действий человека у собаки возникает сильное сомнение по поводу превосходства первого. Конечно, не обязательно выяснять субординацию в борьбе. Но собака должна быть уверена в наличии у хозяина последовательности. Непоследовательное и неровное управление приводит её к неуверенности, которая может окончиться неврозами. Прежде всего потому, что в одном случае такой «вожак» допускает вседозволенность, в другом – практикует сверхстрогость. При нормальном общении в фазе социализации собака охотно подчиняется стайному порядку, иными словами, включается в стайный союз.

Пубертатная фаза (до наступления половой зрелости)

С появлением детородной способности эта фаза заканчивается. У сук это происходит после первой течки , которая в большинстве случаев проходит несколько слабо. Кобели обнаруживают окончание пубертатной фазы типичной трехногой стойкой при мочеиспускании, обучение этому тянется довольно долго, так как они должны овладеть новой техникой. В этот период ранговый порядок может быть ещё раз подвергнут сомнению, особенно кобелями. Помогает лишь немедленное выяснение ситуации.

Тогда же подходит созревание охранного инстинкта и защитного поведения. Защита собственной территории отчетливо выражена. Это, однако, ещё не означает, что защитный инстинкт и инстинкт борьбы полностью развиты. Здесь они впервые вступают в действие и впоследствии нуждаются в определенном поощрении. Упражнения нужно дозировать таким образом, чтобы не наступало перевозбуждения. Собака всегда должна оставаться победителем без болевых воздействий, в том числе и в борьбе с мнимым преступником.

Среднеазиатская овчарка

Под названием «среднеазиатская овчарка» и единым стандартом объединяется целая группа пастушьих пород догообразных собак, имеющих общие корни происхождения (они читаются прямыми потомками тибетского дога) и распространенных в степях, пустынях и горах Средней Азии.

Печатается по материалам СП «Денис» г. Ташкент, 1992 год. Александр Власенко (фото А. Липатова) (в авторской редакции 2001 г.)

Под названием «среднеазиатская овчарка» и единым стандартом объединяется целая группа пастушьих пород догообразных собак, имеющих общие корни происхождения (они читаются прямыми потомками тибетского дога) и распространенных в степях, пустынях и горах Средней Азии. Существование в тяжелых климатических условиях при скудном кормлении, многовековой беспощадный отбор по пригодности к пастушеской работе, борьба с хищниками, использование в собачьих боях сформировали очень выносливых и жизнестойких, неприхотливых к условиям содержания, смышленых и физически очень сильных собак, способных к единоборству с волком. Отдельные разновидности САО традиционно использовались для охоты на копытных и других диких животных в горах Памира, а тип, известный под названием «караванных собак», понятно, для сопровождения и охраны караванов.

Среднеазиатских овчарок выгодно отличают прекрасные адаптационные качества, позволяющие им приспосабливаться почти к любому климату. Всем «азиатам» присущ своеобразный глубокий интеллект и великолепная память. Остротой зрения, слуха и обоняния они превосходят любую европейскую породу служебных собак, а их поисковые качества несравненны.

Породы САО сильно разнятся между собой темпераментом и особенностями поведения. Некоторые из них могут быть с успехом использованы для различных служебных целей – как сторожевые, полицейские или горноспасательные («лавинные») собаки. В большинстве своем, за исключением нечасто встречающихся очень злобных особей, они незаурядные компаньоны, приятные члены семьи, а если к этому приучать со щенячьего возраста, то ласковые опекуны детей и заботливые покровители домашних животных.

Несмотря на значительные различия в размерах, экстерьерных формах и длине шерстного покрова, высокопородные САО всех разновидностей отличают рациональная гармония атлетического телосложения, крупные головы с могучими челюстями, богатая мимика и умное выражение удивительно красивых глаз. В любую погоду, едва обсохнув, «азиат» чист – грязь не держится на его нарядной «рубашке». Здоровые собаки этих пород не имеют и обычного запаха псины, их шерсть пахнет, скорее, как искусственный мех.

Оригинальная красота мощных форм, спокойная сила движений, яркая выразительность уверенных в себе «рыцарей Востока» – вот что делает ринги САО одними из самых притягательных и зрелищных на наших выставках.

В настоящее время ведется разработка стандартов отдельных пород среднеазиатских овчарок. Нам нужно сберечь характерные, отшлифованные временем качества экстерьера и поведения каждой из существующих разновидностей САО, предохранить от возможной неосторожной утраты драгоценную древнюю кровь, дошедшую до наших дней из глубин древности.

К вопросу породной систематики среднеазиатских овчарок

Проблема породной систематики среднеазиатских овчарок напрямую связана с вопросами их происхождения и перспективами существования и развития в будущем.

Что есть среднеазиатская овчарка? Такой вопрос возникает сам собой при взгляде на два-три десятка собак, очень сильно отличающихся друг от друга размерами, формами сложения, типом шерстного покрова, окрасом, темпераментом и особенностями поведения, разница между которыми намного большая, чем между четырьмя породами швейцарских зенненхундов и едва ли меньшая, чем между всей группой европейских овчарок, вместе взятых.

Действующий стандарт не отражает реально существующего многообразия форм САО. Во времена его написания, в пылу бездумного стремления «улучшения» аборигенных пород, полупрезрительный взгляд официальной кинологии на многовековой опыт народной селекции признавал аборигенных собак лишь примитивным «сырым» материалом, из которого только ей самой предстояло вылепить полноценную заводскую породу. Позднее, когда совершенные качества аборигенных САО нашли широкое признание, «монопородная» концепция в глазах кинологов несколько изменила свой вид: взятый за основу стандарта «наиболее совершенный тип» стал считаться корнем всего разнообразного поголовья, а все остальные разновидности – потомками по тем, либо иным причинам обособившихся, а в ряде случаев возможно метизированных популяций. Подразумевалось, что уровень «стандартности», т.е. однородности в передаче по наследству породных фенотипических качеств, в них низок, оттого зоотехническая работа должна быть ориентирована на консолидацию поголовья в одном «наиболее совершенном типе» и на постепенное вытеснение собаками этого типа остальных разновидностей, вплоть до полного исчезновения последних.

Поскольку оказалось, что вытесняемые, либо «улучшаемые» типы все же обладают многими собственными наследственно устойчивыми полезными качествами, то приверженность этим взглядам привела к тому, что на выставках часто стали побеждать собаки промежуточных форм, обладающие рядом преимуществ, согласно стандарту, перед многими представителями «наиболее совершенного типа», но вместе с тем не имеющих яркой «блесткой» породности, а также и устойчивой наследственности в отношение экстерьера и поведения. В то же время, несмотря на все потуги «культурной зоотехнической работы», в качестве производителей продолжали и продолжают цениться аборигенные собаки ярко выраженных породных типов.

Такое положение дел вызвало пересмотр прежних взглядов, и теперь значительное большинство кинологов приняли версию «многопородности» САО. Все больше сторонников находит мнение, что поголовье САО объединяет в себе несколько пород, давно и основательно обособленных друг от друга, хотя имеющих общие родственные корни, а также множество помесей их как между собой, так и с другими породами. Если это так, то процесс консолидации всего поголовья, ориентированный на какую-либо одну из существующих пород, приведет прежде всего к утрате характерных специфических свойств всех исходных форм. Возможно, в будущем из получившегося метизированного материала, при длительной зоотехнической работе, возникнет новая порода, но утраченный уровень специализации и «стандартности» вряд ли скоро будет достигнут, исчезнет бесследно целый ряд существующих пользовательных свойств. Наиболее вероятно, что рано или поздно вся структура новой породы сведется к потомству сохранивших свою наследственную чистоту представителей типа, на который была ориентирована селекция, а все остальные собаки постепенно будут выбракованы. Таким образом, выбор направления зоотехнической работы исчерпывается единственным вариантом – сохранением и восстановлением всех существующих пород САО в первоначальном, либо в приспособленном к новым условиям существования виде, решительном отказе от попыток подведения под них какого-то общего знаменателя, будь то единым стандарт или единые критерии пользовательных качеств.

Рядом кинологических организаций приняты рекомендации по подбору пар при разведении САО в соответствии с типовой принадлежностью. При расстановке в выставочном ринге, если представлены разные формы САО, первым четырем собакам места могут не присуждаться. В какой-то степени это уже теперь, до утверждения стандартов на отдельные породы САО, уравнивает их в праве на существование.

Говоря о метизации САО, следует разграничивать метизацию разных пород САО между собой и инокровную метизацию их с другими породами. Метизация собственно САО происходила постоянно и всегда. Ареал аборигенного распространения САО велик и включает в себя почти всю Центральную (Среднюю) Азию Неоднократно через эти территории перемещались большие массы людей. Переселения народов, завоевательные походы, наконец сезонные перегоны скота имели следствием миграции не только людей, но и домашних животных, в т.ч. и собак. Каждый торговый караван сопровождали сторожевые собаки, и конечно, наименее однородная из форм САО, что была известна под названием «караванных собак» и сформировались единственно под воздействием отбора по пользовательной пригодности, несла в себе кровь всевозможных отродий и пород, встречающихся вдоль Великого Шелкового пути. Разумеется, полностью избежать метизации собак, даже в удаленных от торговых путей местностях, было невозможно.

Другое дело, что традиционные методы «народной селекции» ставили надежную преграду инородной крови. Формирование аборигенных пород на базе более или менее изолированных популяций основано на культивировании каких-либо определенных вариантов конституционального и экстерьерного типа, линейных размеров, особенностей поведения. При этом главным направлением и, вместе с тем, критерием отбора служит приспособление животных к определенным и жестким условиям существования и строгие требования к пользовательным качествам. К тому же, при аборигенном разведении собак, «народная селекция» часто уделяет особое внимание так называемым «приметам», т.е. экстерьерным признакам, зачастую слабо коррелирующим, а иногда и вовсе никак не соотносящимся с качествами пользовательной пригодности, но традиционно считающимися важной и необходимой принадлежностью хорошей породистой собаки. Продолжительный отбор поголовья по таким признакам, культивируя и даже утрируя их, создает резко выраженные отличительные породистые черты. Как правило, эти признаки наследуются рецессивно. Понятно, такой жесткий тройной фильтр – выживаемость, пользовательная пригодность и наличие примет – почти полностью отсеивал постороннюю, даже и родственную кровь, а та, что проникала в популяцию, уже породы не портила.

К сожалению, сегодня, когда процесс метизации САО резко усилился, традиции «народной селекции» почти повсеместно ушли в прошлое. Количество породистых собак в аборигенных районах резко сократилось и качество привозимого оттуда племенного материала с каждым годом ухудшается.

Большой вред состоянию поголовья САО приносят «собачьи бои» Это жестокое средневековое развлечение, сохранившееся до сих пор как национальная традиция в странах Средней Азии и не находящее должного противодействия со стороны кинологических организаций и обществ защиты животных, отнимает oт племенной работы многих перспективных производителей. Многие лучшие аборигенные собаки скупаются для боев и нередко в них погибают, либо получают тяжелые травмы. Владельцы известных «бойцов» – победителей, во избежание появления конкурентов, ограничивают или вообще запрещают использование своих собак в разведении. Проводимая ими селекция исключительно по «бойцовским» качествам неизбежно ведет к культивированию мастифоподобных экстерьерных и конституциональных признаков, не свойственных пастушьим собакам. Разумеется, такое направление грозит утратой целого комплекса полезных и уникальных качеств среднеазиатских овчарок. Еще более серьезную опасность представляют случаи разведения для этих целей гетерозисных собак, обладающих большей массой тела и силой, для чего САО метизируют с немецкими догами, кавказскими овчарками московскими сторожевыми и другими породами. Естественное разнообразие форм САО делает затруднительной задачу точного выявления и выбраковки из разведения «инокровных» метисов, ныне встречающихся почти на любой выставке.

Если попытаться найти какие-либо общие для всех САО конституциональные и экстерьерные признаки, то их наберется едва достаточно для того, чтобы считать САО одной группой родственных пород:

  1. У всех разновидностей САО отсутствуют крайне тяжелые (сенбернароподобные) конституциональные формы сложения. Даже при наличии резко выраженных признаков сырости, им не свойственны излишняя широкотелость, либо очень тяжелый, непропорционально массивный костяк. Равно недопустимы любые признаки недоразвитие или утонченности костяка, вообще любые признаки вырождения и конституционального ослабления. САО должна производить впечатление собаки исключительно здоровой.
  2. При любом типе сложения кожа толстая и прочная, на шее образует подвес или хотя бы складку на гортани. Верхняя губа отвислая, сырая и, во всяком случае, имеется складка в углу рта.
  3. Морда обычно чуть или заметно укороченная, немного или явно опущенная. Не свойственны вздернутость или курносость, сильная укороченность морды, несоответствие длины верхней и нижней челюстей, т.е. формы, приближающиеся к бульдогообразным, а равно морда длинная, узкая, непропорционально легкая.
  4. Не присущи САО низконогость, приземистость. Индекс высоконогости всегда больше 50%.
  5. Угол наклона крупа составляет примерно 30-35°. Горизонтальный (прямой) или слабо наклоненный круп, обуславливающий слишком отвесное положение бедренной кости, надо признать нехарактерным. Однако сильный наклон крупа, делающий бедро узким и мешающий отведению конечности назад также нельзя считать нормальным признаком.
  6. Задние конечности в норме имеют длинные бедра, укороченные голени и относительно длинные плюсны, что при заметном наклоне крупа дает такое соотношение углов, при котором в момент проноса тазобедренного сустава над опирающейся лапой угол коленного сустава острее, чем угол скакательного. Обратное соотношение величины углов абсолютно нехарактерно. Сильно выпрямленный коленный угол – безусловный порок, как для любой пользовательной породы, от которой требуется высокая скорость бега.
  7. Шерстный покров всегда имеет большую густоту обязательно наличие подшерстка. При любой длине шерстного покрова волос не должен быть кудрявым либо волнистым. Слишком короткая «дожья» шерсть, отсутствие подшерстка – признаки вырождения, либо присутствия посторонней крови. Внутри этих довольно широких границ размещаются, по разным подсчетам, от одного до двух десятков самостоятельных пород, не считая вариаций, разнящихся длиной и распределением шерстного покрова. Возникает очередной вопрос: при наличии такого широкого разнообразия форм и небольшом количестве объединяющих признаков, в чём состоят отличия среднеазиатских овчарок от родственных им пород, прежде всего от тибетского дога?

Ареалы аборигенного распространения CAO и тибетского дога географически близки и пересекаются, как минимум, в Северном Пакистане, Восточном Афганистане и, по-видимому, в Кашгаре. Если тибетского дога не считать единственным предком САО, то безусловно он был одним из них, причем оказывавшим постоянное и сильное влияние на них в течении многих веков. И для того, чтобы выяснить, что такое САО, нужно представлять себе, что такое тибетский дог.

Тип тибетского дога, культивируемый в Европе, нельзя признать единственным вариантом этой склонной к мутационным изменениям древней породы. Во-первых, вывезенные в Европу и Америку собаки почти все происходили из географически очень близких районов, во-вторых, из имевшихся различных форм тибетских догов выбирались только те, что наиболее соответствовали уже принятому ранее международному стандарту. Этот тип имеет свои аналоги в других крупных породах. Он, как правило, сильно отклоняется от средних параметров породы и развивается при культивировании крайне тяжелых форм. Наличие таких собак характерно для оседлых народов. Их применяют исключительно для охраны, т.к. для пастушеской работы они слишком тяжеловесны.

B разных районах Тибета, в замкнутых популяциях, отбор собак по физической силе и выносливости давал неоднозначные результаты, поскольку мог быть направлен и на увеличение линейных размеров, и на конституциональное утяжеление сложения, и на его конструктивное совершенствование, в зависимости от ряда причин и случайностей. Однако собаки нужны были не только для охраны селений и стад от хищных зверей и разбойников, но и для пастушьей работы, а поскольку тибетцы не всегда исповедовали буддизм, то и для охоты. При наличии только одной коренной породы собак (тибетская гончая – шакхи, надо полагать, появилась у тибетцев значительно позже), внутри каждой популяции закономерно возникло разделение собак на более крупных и сильных, для охраны, и на более мелких, легких к подвижных, для пастьбы и охоты (Такое разделение у CAО например, существовало в высокогорных таджикских кишлаках до недавнего времени.). Отсюда, да же без учета возможной метизации, возникает пестрая картина поголовья тибетских догов, наблюдавшаяся многими путешественниками и исследователями, совершенно сходная с той, что мы можем видеть y CAO.

Крупные охранные собаки всегда дорого ценились и могли попадать с Тибета в другие регионы разве что в качестве редкостных подарков или в результате завоевательных походов. Впрочем, территории современного Туркменистана в 7 в. н.э. была подвластна тибетцам. Более мелкие разновидности собак распространялись гораздо свободнее и с торговыми караванами могли постоянно попадать на территорию Средней Азии.

Среди САО можно без особого труда найти формы, аналогичные соответствующим разновидностям тибетских догов.

Попытки разделения САО в соответствии с формами головы, в линейной последовательности, даёт длинный и ничего не объясняющий ряд всевозможных моделей конституциональной и экстерьерной (морфологической) изменчивости. Однако же, исключение из этого ряда нетипичных форм, а равно имеющих крайние конституциональные отклонения, либо явно метизированных – промежуточных, дает точное распределение оставшихся нормальных вариантов на три группы:

  1. с тупым клиновидным профилем, плоским лбом и сглаженным, малозаметным переходом
  2. с округлым сводом черепа, укороченной мордой и выраженным глубоким переходом
  3. с прямым, прямоугольным профилем и почти незаметным переходом

Эти формы совершенно совпадают, судя по описаниям и фотографиям, с вариантами, имеющимися среди аборигенных тибетских догов. В частности, вторая группа по этому признаку идентична стандартным тибетским догам, разводимым в Европе.

Многие другие факты также свидетельствуют о том, что ряд популяций среднеазиатских овчарок представляют собой разновидности тибетских догов, приспособленных к новым условиям существования. При ближайшем рассмотрении разделенных по такому принципу групп САО, можно установить, что внутри этих групп имеются типы сложения, близкие к известным, исходным формам тибетского дога и типы, стоящие от них достаточно далеко, но в ряде случаев конструктивно схожие с аналогичными типами, имеющимися в других группах. Существование таких «дублей» может быть объяснено рядом причин:

  • метизация собак разных групп между собой
  • выраженным приспособлением отдельных популяций, принадлежащих к разным группам, к одинаковым условиям существования и рабочего использования
  • влиянием наследственности неизвестного общего предка

Наиболее вероятны две первые причины. Третья группа сильнее обособлена как от тибетских догов, так и от остальных САО. Эти собаки обладают подчеркнутым благородством форм и наибольшей выразительностью, их шерстный покров отличается большей твердостью и толщиной волоса, красивым нарядным блеском. Две породы из них, в обиходе называемые «алабаями» и «нуратинцами», имеют характерные особенности поведения – четко выраженный суточный ритм активности. С наступлением сумерек, весь день ленивая и малоподвижная, собака становится бдительной и агрессивной.

Ряд этих и других особенностей позволяет предположить, что эта группа собак обособилась гораздо раньше остальных САО и была подвержена меньшему влиянию в более поздние времена со стороны тибетских догов. Наиболее вероятно, что группа эта, также как и знаменитые местные породы лошадей и овец, выведена в глубокой древности водном из высокоразвитых среднеазиатских государств, как например Бактрия, Согдиана, Парфия, и дошла до наших дней в неизменном виде.

Рисунки и комментарии к ним

Примечание. Наименования групп и пород среднеазиатских овчарок здесь носят условный характер и не совпадают с разнообразными наименованиями, использующимися в различных областях Средней Азии и среди кинологов, не имеющих единого мнения по этому вопросу.

На рисунках и в комментариях к ним представлено 10 основных разновидностей САО, каждая из которых рассматривается как отдельная порода, относящаяся к одной из четырех групп. Группы существенно отличаются друг от друга по основным морфологическим признакам, прежде всего по формам головы. Внутри группы породы разделены по линейным размерам, четко выраженным конституциональным типам, особенностям строения корпуса и опорно-двигательного аппарата, а также свойствам поведения, что в конечном итоге совпадает с разделением пород по принципу пользовательного назначения. Более подробное деление на основании не столь существенных различий, так или иначе имеющихся даже между разными популяциями одной породы, вряд ли оправдано уже потому, что в ряде случаев приведет к чрезмерному сужению кровной базы и заведомо обречет некоторые разновидности САО на вырождение.

Рис.1. Типы тибетских догов – исходные формы различных групп среднеазиатских овчарок. Изменение форм головы при разных направлениях отбора.

Тип А. По-видимому, первая по времени возникновения разновидность тибетского дога. Имеет много признаков сходства с другими породами собак азиатского происхождения из группы догообразных (кавказская овчарка, карпатин, шарпланин и т.п.). Пропорции сложения в целом развились как следствие простого увеличения линейных размеров и конституционального утяжеления исходных «диких» форм волкообраэных собак. Конструктивная прочность сохраняется за счет укорочения формата и выпрямления углов конечностей. Увеличение физической силы сопровождается утратой скоростных качеств.

Тип В. «Тяжелая форма» тибетского дога (аналогичная стандартному тибетскому догу). Развилась за счет отбора по конституциональным признакам наиболее тяжелых и массивных собак. Конструктивно близка к нью-фаундленду. В неизмененном виде встречается среди САО.

Тип С. «Конструктивная» форма тибетского дога – увеличение физической силы достигается при сохранении, в основном, скоростных и экономических качеств за счет рациональных изменений конструкции сложения, прежде всего сильного наклона крупа , т.е. признаков, характерных для всех САО. В Средней Азии встречается нечасто и обычно рассматривается как длинношерстная разновидность САО «иранской» группы.

0 – исходная «дикая» форма головы волкообразных собак.

1 – первичное изменение форм: увеличение общих линейных размеров и некоторое конституциональное утяжеление. Характерно для типа А тибетского дога и САО «памирской» группы.

2 – изменение форм при значительном конституциональном утяжелении. Укорочение морды, увеличение высоты свода черепа и сильное развитие скуловых дуг. Характерно для типа В тибетского дога и САО «тибетской» группы.

3 – «конструктивное» изменение форм. Опущенная морда и сильное развитие затылочного гребня. Характерно для типа С тибетского дога и САО «иранской», «афганской» и отчасти «памирской» групп.

«Памирская» группа САО

Отличительные признаки собак «памирской» группы:

  • Голова с тупым клиновидным профилем, плоским или слабовыпуклым лбом и сглаженным, но заметным переходом.
  • Глаза некрупные, чуть косо поставленные.
  • Губы толстые, немного отвислые, в углу рта имеется складка.
  • Спина прочная, почти горизонтальная или под небольшим углом (около 5°) поднимается от холки к крупу; переслежина небольшая, часто малозаметная.
  • Круп наклонен слабее, чем у САО других групп, под углом примерно 30° к горизонтали (30-35° к линии спины).
  • Шерсть удлиненная или длинная, с особенно хорошо развитым уборным волосом (от 8 до 15 см и даже более). Образует гриву на шее, «штаны» на бедрах и очесы на задней стороне предплечий и плюсен. Иногда длинная шерсть покрывает лапы, визуально увеличивая их размер. Сильно выражена разница в длине между летней и зимней шерстью. Волос умеренно твердый, средней толщины, тоньше, длиннее и мягче, чем у собак «иранской» группы.

Рис.2. «Памирская» группа САО.

Краткие характеристики отдельных пород САО «памирской» группы.

А,1 – «Памирский пастуший дог»

По-видимому, одна из разновидностей собственно тибетского дога (тип А), в неизменном виде встречающаяся в Средней Азии.

  • Рост крупный: кобели не менее 75, суки не менее 72 см.
  • Индекс формата: 100-105%
  • Компоновка: Передний отдел – 30%, средний – 40%, задний – 30% (30:40:30)
  • Индекс высоконогости: 52-53%
  • Голова: крупная, длинная и массивная.
  • Свод черепа высокий; затылочный бугор хорошо выражен; лоб почти плоский; переход недлинный, плавный; морда короче половины длины головы, массивная, почти прямо поставленная; в профиль линии лба и морды параллельны; губы толстые, сырые, немного отвислые.
  • Глаза: небольшие, почти прямо поставленные.
  • Шея: от несколько укороченной до короткой, мощная, низкого выхода.
  • Грудь: широкая и глубокая, достигает локтей; «форбруст» хорошо выражен; ребра несколько округлые.
  • Линия верха: прочная, собранная; переслежина небольшая; спина и поясница короткие.
  • Круп: длинный, широкий, наклонен под углом около 25° к горизонтали (30-35° к линии спины).
  • Плечо: косо поставленное, длинное.
  • Задние конечности: углы коленного и скакательного суставов несколько выпрямлены.
  • Шерсть: имеются грива и очесы; на затылочной части головы может быть также «корона», как у «стандартного» тибетского дога.
  • Поведение: уверенное, смелое; от спокойного до агрессивного.

2 – «Памирская овчарка»

Наименее рослая порода в группе, вероятно, несущая кровь «караванных» бак и охотничьих разновидностей САО.

  • Рост средний и выше среднего, кобели 62-67, суки 58-63 см.
  • Индекс формата: 105-110%.
  • Компоновка: 28:42:30
  • Индекс высоконогости: 51-52%.
  • Голова: крупная, мощная, но не тяжелая, сравнительно широкая и высок лоб почти плоский, либо немного округлый; переход выраженный, но не резкий, морда немного короче половины длины головы, широкая и мощная, при осмотре сбоку и сверху лишь немного суживается к мочке носа.
  • Глаза: небольшие, темные, поставлены немного косо.
  • Шея: средней длины и среднего выхода.
  • Линия верха: прочная; переслежина может быть лишь слабо обозначена; спина прямая и широкая, поясница коротка выпуклая.
  • Круп: широкий и длинный, наклонен под углом около 30-35° к горизонтали.
  • Грудь: широкая, глубокая и длинные ребра несколько округлые, но небочковатые.
  • Плечо: достаточно длинное, умеренно наклоненное, но не косое.
  • Пясть: немного наклонная.
  • Шерсть: как указано для группы.
  • Поведение: активное, смелое; темперамент от умеренного до очень живого.

3 – «Таджикская чабанская собака»

Промежуточных размеров между породами «А, 1» и «2», крепкого и гармоничного сложения, без выраженных признаков грубости, либо излишней массивное Вероятно, получена путем отбора наиболее подвижных и выносливых пастушьих собак от чистокровных, либо метизированных тибетских догов (типа А).

  • Рост: выше среднего и крупный; кобели не менее 67, суки не менее 62 см.
  • Индекс формата: 100-105%
  • Компоновка: желательно соотношение 30:40:30
  • Индекс высоконогости: 52%
  • Голова: средней длины, массивная, высокая в черепной части, при осмотре сверху в форме широкого, слабо суживающегося и тупого клина, либо же черепная часть сужается к основанию широкой и тогда брусковидной морды («медвежья голова»); лоб почти плоский; затылочный бугор хорошо развит; надбровные дуги умеренно выступают вверх, несколько изменяя профильную линию; линии лба и морды параллельны; переход заметен, плавный и короткий; морда мощная, немного короче половины длины головы, чуть опущенная; верхняя губа толстая немного свисающая, создает прямоугольные очертания морды и образует складку в углу рта.
  • Глаза: некрупные, поставлены немного косо.
  • Шея: средней длины, среднего или высокого выхода.
  • Линия верха: прочная, переслежина небольшая, но заметная; спина прямая недлинная; поясница короткая, немного выпуклая.
  • Круп: широкий, длинный, наклон под углом 35-40° к горизонтали (около 40° к линии спины).
  • Грудь: хорошо развитая, достигает локтя, в поперечном сечении овальная.
  • Плечо: длинное, умеренно наклоненное.
  • Задние конечности: хорошо выражены углы коленных и несколько выпрямлены – скакательных суставов.
  • Шерсть: как указано для группы.
  • Поведение: уверенное, смелое, темпераментное.
«Тибетская» группа САО

Отличительные признаки собак «тибетской» группы.

  • Голова в очертаниях напоминает голову ротвейлера, но с опущенной мордой. Длина морды соотносится с длиной черепной части, как 2:3. (На рисунке даны примеры допустимых и недопустимых (X) вариаций в формах головы, связанных с конституциональным утяжелением и облегчением сложения).
  • Глаза небольшие по размеру, прямо поставленные.
  • Шея низкого выхода, короткая.
  • Спина прочная, переслежина слабо выражена; линия верха плавно под углом 5-10° поднимается от холки к крупу.
  • Круп наклонен под углом около 40° к линии спины.
  • Грудь широкая и глубокая (достигает локтей), в поперечном сечении округлая, при осмотре сверху заметно расширяется в направлении от холки к пояснице.
  • Передние и задние конечности: заметно выпрямлены в углах; обычна высокозадость.
  • Шерсть средней длины, довольно ровная по всему корпусу; грива, «штаны» и очесы на задней стороне предплечий и плюсен не очень заметно выражены.
  • Окрас, как правило, однотонный (белый, палевый, песочный, рыжий) или черный со светлыми подпалинами, часто с небольшими белыми отметинами.

Рис.3. «Тибетская» группа САО.

4 – «Чабанская собака тибетской группы»

Из всех пород САО самая широкотелая и грубо сложенная, ближе всего стоящая к «стандартному» тибетскому догу, но отличающаяся от него большей высоконогостью и сравнительно короткой шерстью.

  • Рост: выше среднего и крупный, кобели не менее 65, суки не менее 62 см.
  • Индекс формата: 102-106%
  • Компоновка: желательно соотношение 30:40:30
  • Индекс высоконогости: 52%
  • Голова: тяжелая, скуластая; свод черепа высокий; лоб широкий, несколько округлый, с обозначенной серединной бороздкой; затылочный бугор выделяется нерезко; надбровные дуги сильно развиты, заметно выступают вверх и в стороны. Переход ото лба к морде глубокий, крутой.
  • Губы толстые, сырые; верхняя губа отвислая, с закругленным обрезом, при закрытой пасти прикрывает сбоку нижнюю челюсть.
  • Шея: низкого выхода, короткая, мощная, с хорошо развитым подвесом, который визуально еще более увеличивает толщину шеи.
  • Грудь: очень объемная, с сильно выступающим вперед «форбрустом»; подгрудка нет.
  • Плечо: наклонное, средней длины.
  • Поведение: уверенное и злобное, темперамент спокойный.
  • Остальные признаки: как указано для группы.

5 – «Овчарка тибетской группы»

Порода близкая по характеристикам и назначению описанной выше «памирской овчарке», но имеющая ряд экстерьерных отличий от нее. Внешне напоминает ротвейлеров конца прошлого века, но несколько более легкого сложения, с чуть удлиненной мордой и сравнительно длинной шерстью.

  • Рост: средний, кобели 60-65 см, суки 57-62 см.
  • Индекс формата: 108-112%
  • Компоновка корпуса: желательно соотношение 28:44:28
  • Индекс высоконогости: 52-53%
  • Голова: средних размеров, мощная, с рельефным черепом и мощными челюстями, представляет собой облегченный вариант головы «тибетской чабанской собаки», но с плоским лбом и почти не выступающим затылочным бугром. У сук затылок часто сглаженный и немного покатый к шее. По-видимому, для кобелей это нежелательный признак. Губы средней толщины, верхняя немного отвисает; имеется складка в углу рта.
  • Шея: короткий, мускулистая, низкого выхода; подвес почти не развит, складка под гортанью небольшая по размеру. Линия верха: прочная, с небольшой переслежиной; спина средней длины, поясница короткая, немного выпуклая.
  • Круп; средней длины, скошен по отношению к линии спины примерно на 40°.
  • Плечо: недлинное, довольно круто, но не отвесно, поставленное.
  • Поведение: уравновешенное, темперамент от умеренного до живого.
  • Остальные признаки: как указано для группы.
«Иранская» группа САО

Отличительные признаки собак «иранской» группы.

  • Голова прямоугольных очертаний, высокая и широкая в черепной части; при осмотре спереди, сбоку и сверху напоминает голову белого медведя. Из-за мощно развитого затылочного гребня и опущенной морды верхняя профильная линия – от затылочного бугра до мочки носа – почти прямая, переход от лба к морде едва заметен. Лоб плоский и широкий. Надбровные дуги умеренно развиты, почти не искажают ровной профильной линии. Скуловые дуги не выступают заметно в стороны, так что при осмотре сверху голова также очерчена почти прямыми линиями. Морда мощная, широкая, почти не суживается к мочке носа, хорошо заполнена под глазами.
  • Губы толстые, сырые, отвислые. Верхняя губа с прямоугольным или чуть закругленным обрезом, при закрытой пасти прикрывает нижнюю челюсть.
  • Глаза средних размеров, очень выразительные, поставлены прямо и широко друг от друга.
  • Шерсть твердая блестящая; по корпусу довольно ровная, средней длины (4-6 см), на шее, холке, задней стороне предплечий и бедер немного длиннее, но без резко выраженных гривы, очесов и «штанов», на голове и ногах короткая.
  • Окрасы: нарядные, сплошные и с белыми отметинами, одноцветные и тигровые, а чаще пегие и пятнистые, в вариациях от песочного до темно-рыжего, черный, серый, а также чисто белый. Бурые окрасы для этой группы не характерны.

Рис.4. «Иранская» группа САО.

Краткие характеристики отдельных пород САО «иранской» группы.

6 – «Туркменская чабанская собака»

Благородного облика собака, отличающаяся своеобразным типом сложения вследствие довольно растянутого формата, сильно выраженной переслежины и очень глубокой груди.

  • Рост: выше среднего и крупный, кобели не менее 65, суки не менее 60 см.
  • Индекс формата: в среднем 110-112%
  • Компоновка: желательно соотношение 28:44;28
  • Индекс высоконогости: 50-52%
  • Другие особенности сложения: рост в холке примерно равен высоте в крупе; часто встречается небольшая высокозадость.
  • Голова: как указано для группы.
  • Шея: средней длины или немного короче, низкого или среднего выхода, с сильно отвисающим подвесом, иногда переходящим в подгрудок.
  • Холка: очень высокая и длинная.
  • Переслежина: глубокая.
  • Спина и поясница: средней длины, прочные; течение линии верха от переслежины к крупу плавное, по немного выпуклой линии, под углом 10 вверх.
  • Круп: длинный, сильно наклонен (под углом 40-45° к линии спины).
  • Грудь: умеренной ширины, несколько уплощенная, длинная, очень глубокая. Последнее подчеркивается мощным развитием глубоких грудных мышц, еще более увеличивающих видимую глубину груди, так что ее нижняя граница опускается ниже уровня локтей. При осмотре сверху грудная клетка расширяется в направлении ложных ребер.
  • Плечо: длинное, умеренно наклонено.
  • Поведение: уравновешенное, с резко выраженным суточным ритмом активности.
  • Остальные признаки: как указано для группы.

7 – «Нуратинец»

Порода получила наименование па центру своего естественного ареала горному хребту Нуратау (Узбекистан). От «туркменской чабанской собаки» отличается прежде всего подчеркнутой компактностью сложения. Одна из самых рослых разновидностей САО.

  • Рост: крупный, кобели не менее 70, суки не менее 65 см.
  • Индекс формата; 100-104%
  • Компоновка: примерно 28:44:28
  • Индекс высоконогости: около 52%
  • Голова: крупная, мощная, характерных для группы форм. Линии лба и морды или лежат на одной прямой, или параллельны друг другу. Надбровные дуги, сильно выступая вверх, часто создают типичное для «нуратинцев», при осмотре сбоку, кажущееся впечатление резкого перехода ото лба к морде. На самом деле переход плавный, сглаженный.
  • Шея: недлинная, чаще короткая, мощная, среднего выхода; имеется подвес.
  • Линия верха: прочная, с небольшой переслежиной.
  • Холка: очень высокая и длинная, что составляет одну из выразительных особенностей породы.
  • Спина: короткая, прочная, почти горизонтальная.
  • Поясница: короткая и выпуклая.
  • Круп: средней длины, наклонен под углом 30-35° к горизонтали.
  • Грудь: объемная, умеренно широкая, в поперечном сечении овальная, достаточно глубокая (достигает или почти достигает до уровня локтей).
  • Плечо и лопатка: большой длины, умеренно наклонные.
  • Задние конечности: длинные, рычаги сочленены под тупыми углами.
  • Поведение: спокойное, уравновешенное, с выраженным суточным ритмом активности.

8 – «Туркменская овчарка»

Порода собак подвижных и сильных, компактно и крепко сложенных, с красивыми экстерьерными формами и хорошо сбалансированными на любом аллюре движениями.

  • Рост: выше среднего, кобели 65-70, суки 60-65 см.
  • Индекс формата: до 105%
  • Компоновка: желательно соотношение 30:40:30
  • Индекс высоконогости: 51-52%. Эти собаки высокопереды.
  • Голова: как указано для группы.
  • Шея: средней длины, среднего или высокого выхода, имеет подвес.
  • Линия верха: прочная; холка высокая и длинная; переслежина небольшая; линия от переслежины до крупа несколько выпуклая.
  • Спина: прямая и короткая, почти горизонтальная.
  • Поясница: короткая и выпуклая.
  • Круп: длинный, наклонен под углом 30-35° к горизонтали.
  • Грудь: широкая и глубокая (достигает локтей), в сечении овальная, средней длины, с выраженным «форбрустом».
  • Плечо: длинное, умеренно наклоненное, образует с лопаткой угол около 100°.
  • Задние конечности: с хорошо выраженными углами коленного и скакательного суставов, но коленный угол более острый.
  • Поведение: уверенное, смелое; от умеренно подвижного до живого, от спокойно-злобного до агрессивного; суточный ритм активности не выражен.

9 – «Северо-узбекская овчарка»

Отличается сравнительно легким и сухим сложением, высоконогостью и некрупными размерами.

  • Рост: средний и выше среднего, кобели 62-68, суки 58-64 см.
  • Индекс растянутости: 102-105%
  • Компоновка: желательно сохранение соотношения 28:44:28
  • Индекс высоконогости: примерно 52%
  • Голова: средней длины, не тяжелая, умеренно широкая в черепе и скулах, с сильными челюстями; при осмотре сбоку не очень высокая в черепе, сравнительно даже несколько уплощенная. Переход ото лба к морде сглажен. Верхняя профильная линия головы прямая, либо прямая с изломом, либо несколько выгнутая вверх. Сильная скошенность теменной части черепа назад и плохое развитие затылочного бугра должны рассматриваться как признаки ослабления конституции и вырождения.
  • Морда: немного короче 1/2 длины головы, хорошо заполнена под глазами, почти не суживается к мочке носа.
  • Шея: средней длины, среднего или высокого выхода, в сечении овальная; подвес развит слабо, обычно бывает лишь складка под гортанью.
  • Линия верха: прочная; от хорошо развитой холки и небольшой переслежины почти горизонтально идет к крупу.
  • Спина: недлинная, мускулистая.
  • Поясница: прямая или немного выпуклая, средней длины.
  • Круп: средней длины, наклонен под углом 30-35° к горизонтали.
  • Грудь: несколько уплощенная, неширокая, достаточно глубокая (достигает локтей) и длинная, с хорошим развитием ложных ребер.
  • Передние конечности: плечо средней длины, поставлено под небольшим углом, но не отвесно; предплечье длинное.
  • Задние конечности: рычаги длинные, при характерном для всех САО соотношении углов.
  • Поведение: активное, смелое.
«Афганская» группа САО

Своебразность форм головы и особенностей телосложения заставляет выделить в отдельную группу одну из пород САО, по размерам и поведению соответствующую категории «чабанских собак» (в немецкой терминологии «Hirtenhunde»).

Эта порода малочисленна и редко встречается даже в метизированном виде. Обладает рядом экстерьерных и конституциональных признаков, приближающих ее по тем или иным параметрам ко всем описанным выше трем группам. Но в отличие от «промежуточных» форм САО, эти качества в ней гармонично сочетаются и в сочетании же устойчиво передаются по наследству. При спаривании с представителями других групп, оригинальный комплекс наследуемых от нее признаков обычно вносит в облик потомства характерные узнаваемые черты.

Пользуясь материалами известных литературных источников, найти аналоги этой породе среди тибетских догов не удается. Это, а также одновременное наличие сходства и резких различий ее с другими группами САО дает основания двум разным предположениям: либо эта порода когда-то очень давно изолировалась от собак, возможно, «иранской» группы и далеко ушла по параллельному пути самостоятельного развития, либо, и это более вероятно, она осталась осколком какой-то чрезвычайно древней популяции собак, в какой-то степени родственной остальным существующим породам САО.

Рис.5 «Афганская» группа САО.

Неожиданный вариант подсказывает сходство некоторых особенностей в формах головы этой породы с афганской горной борзой бакхмуль. Рисунок 5 наглядно свидетельствует, что разница между столь непохожими, на первый взгляд, головами может, в принципе, иметь характер чисто конституциональных отличий. Еще более интересный результат дает сравнение конструктивных особенностей сложения, прежде всего строения опорно-двигательного аппарата. Выясняется, что если принять во внимание неизбежное при конституциональных изменениях, и в этом подчиняющееся общим правилам, определенное изменение длины конечностей и углов сочленений, то наблюдается картина полной тождественности (см. рис. с наложением силуэтов собак этих пород). Такое сходство тем более трудно назвать случайным, если вспомнить об упоминавшейся в европейской кинологической литературе разновидности афганской горной борзой, которую на родине использовали в качестве пастушьей собаки. В случае если таковая разновидность действительно существует, логически мысля, нетрудно представить себе ее облик (тем более зная, как выглядят длинношерстные разновидности горных САО), и тогда совершенно просто расставляются точки над «i» не только в проблеме классификации рассматриваемой породы САО, но и куда как более запутанном, обросшем невероятными мифами вопросе происхождения афганской борзой бакхмуль.

Наиболее вероятно следующее предположение. Идентично с тем, как это было среди тибетских догов, безразлично, родственная или не родственная им, несуществующая издревле популяция этих собак делилась по пользовательным функциям на две или три группы: сторожевых, предназначенных для охраны стад и селений от хищников; пастушьих, более легких и подвижных, а если последние не были пригодны для охоты, то еще и охотничьих, с соответствующими вариациями конституциональных форм и линейных размеров. Значительно позже приведенные в эти края борзые слюгги и салюки не были приспособлены для охоты в условиях высокогорья, хотя и прельщали своими скоростными качествами и охотничьей страстью. Разновидность местных собак, использованная для охоты, метизированная с настоящими борзыми (скорее, с салюки), дала в результате исходную форму афганской горной борзой, обладавшую уже всеми необходимыми свойствами. Позднее новая порода полностью вытеснила своего, не выдержавшего конкуренции, предка. Кровь салюки больше отразилась на конституции, нежели на конструкции сложения современной бакхмуль, оставив явными признаки сходства ее с первобытными аборигенными породами.

10 – «Чабанская собака афганской группы»

  • Рост: выше среднего и крупный, кобели не менее 68, суки не менее 64 см.
  • Индекс формата: 102-106%
  • Компоновка: 28:44:28
  • Индекс высоконогости: около 52%
  • Голова: массивная, длинная, высокая и черепе, с мощно развитым и резко выраженным затылочным бугром. Верхняя профильная линия напоминает таковую у афганской горной борзой бакхмуль, прерывается сильно развитыми и выступающими вверх надбровными дугами, отчего линия черепной части кажется в профиль вогнутой. Переход от лба к морде плавный. Морда несколько короче половины длины головы, заметно опущена вниз, с характерной горбинкой. Линия морды служит почти продолжением линии лба. При осмотре сверху голова умеренно широкая, черепная часть немного суживается к основанию морды; морда широкая у основания и почти не суживается к мочке носа. Губы сырые, верхняя сильно отвисает.
  • Глаза: небольшие, прямо и широко посаженные.
  • Шея: высокого или среднего выхода, чуть короче длины головы, мощная. Подвес сильно развит.
  • Линия верха: от высокой и длинной холки, через небольшую, незаметную переслежину поднимается под небольшим углом (около 5°) к крупу.
  • Спина: средней длины, прочная.
  • Поясница: короткая, прямая или чуть выпуклая, широкая.
  • Круп: длинный и широкий, скошен под углом около 35° к горизонтали.
  • Грудь: немного уплощенная с боков, умеренной ширины, глубокая (достигает локтей ) и длинная, с хорошо развитыми ложными ребрами.
  • Передние конечности: плечо и лопатка длинные, наклонно поставленные, образуют между собой угол около 100 градусов. Задние конечности: рычаги длинные, углы хорошо выражены, находятся в соотношении, характерном для всех САО.
  • Шерсть: по структуре и длине одинакова с той, что имеют собаки «тибетской» группы; умеренно длинная, образует не слишком сильно выделяющиеся гриву, «штаны» и очесы.
  • Поведение: спокойное, уверенное, смелое.

Рис. 6. Варианты форм головы среднеазиатской овчарки (при осмотре сверху)
1-5 – допустимые варианты; 6-12 – недопустимые отклонения от норм (6 – короткая морда; 7 – острая клиновидная морда; 8 – узкая морда; 9 – узкая и легкая морда, близко осаженные глаза; 10 – мастифообразная голова и короткая морда; 11 – длинная голова; 12 – узкая и легкая борзообразная голова)