Желтые четырехглазые, белые желтоухие собаки "Авесты"

Крюкова В.Ю.

По представлениям последователей древней иранской веры, зороастрийцев, добро и зло, истина и ложь находятся в постоянном противодействии. Суть зороастрийского разделения всех вещей и существ заключается в том, что они либо изначально в виде идей созданы благими верховным божеством Ахура Маздой ("Господь Мудрость") и Святым духом, или сотворены Злым духом, в противоположность благим, – то есть злыми, дэвовскими. Святыми творениями Ахура Мазды считаются семь стихий и существ: огонь, вода, земля, металл, растения, животные и люди. Вторым по святости существом после человека зороастрийцы считают собаку 1.

Остается неясным, в какую историческую эпоху почитание собаки сложилось в Иране и превратилось в одну из характерных особенностей зороастрийской веры. Ни в одной из сохранившихся частей Авесты – священной книги зороастрийцев – за исключением Видевдата (жреческого кодекса ритуальной чистоты) и пары фрагментов авестийских текстов, собака не упоминается. Это касается старейших частей Авесты. В древнеиндийской Ригведе, которая в основном является более ранними, чем иранская Авеста, памятником содержится немало параллелей с авестийскими гимнами. Собака в Ригведе определена как существо, ритуально нечистое 2.

Что касается авестийского Видевдата, то этот кодекс ритуальных установлений был скомпилирован в единый свод в Дреднеиранскую языковую эпоху во 2 в. до. н. э. – 2 в. н. э., то есть при Аршакидах или Сасанидах. В это отдаленное от формирования религиозной системы зороастризма время в жреческие правила, по-видимому, вносились некоторые изменения и добавления. Несомненно, что некоторые установления Видевдата были составлены уже на мертвом авестийском языке. Текст Видевдата неоднороден, порой отдельные фрагменты несогласованны и даже противоречат друг другу, содержат информацию, относящуюся к явно различным историческим эпохам. Тем не менее, по всему своду собака упоминается неимоверное число раз и повсюду ее место установлено радом с человеком, как существа, практически равного человеку:

8.44 Собака одна, а сравнима с восьмью [существами]: у нее характер священника, у нее характер воина, у нее характер скотовода, у нее характер раба, у нее характер вора, у нее характер зверя, у нее характер потаскухи, у нее характер ребенка.

Во втором фрагарде (главе) Видевдата излагается миф о Йиме – первом легендарном царе иранцев, которого в зороастрийской вере наставлял сам Ахура Мазда. Помимо других добрых созданий, населявших благодатное царство Йимы, упомянута и собака:

2.9 ... эти земли наполнялись мелким и крупным скотам, людьми, собаками, птицами и красными горящими огнями 3.
Когда же Йима по указанию Ахура Мазды построил Вар-крепость, служившую убежищем в течение холодных зим, там нашлось место и собакам, причем тем из них, которые как и другие животные зороастрийцев "на этой земле величайшие, лучшие и прекраснейшие"
2.33 И вот Йима сделал Вар размером в бег на все четыре стороны и принес туда семя мелкого и крупного скота, людей, собак, птиц и красных горящих огней...4

Далее в Видевдате собака постоянно упоминается рядом с человеком:

3.2 О Создатель плотского мира, праведный! Где вторая из этой земли наибезрадостнейшая? – И сказал Ахура Мазда: Та, где муж праведный да возведет дом, где огонь, где молоко, где жены, где сыновья, где добрые стада.
3.3 А потом в этом доме обилие коров, обилие Истины, обилие пастбищ, обилие собак, обилие жен, обилие детей, обилие огня, обилие зажиточной жизни.

Мера святости созданий Святого духа пропорциональна степени осквернения, которое распространяется вокруг мертвого тела этих существ. Смерть собаки практически приравнивается к смерти человека:

3.8 О Создатель плотского мира, праведный! Где вторая из этой земли наибезрадостнейшая? – И сказал Ахура Мазда: Где больше всего останков закопано мертвых собак и мертвых людей.
(И далее Видевдат 3.12, 36-38: 6.1 – земля остается нечистой, если умер человек или собака; 6.10-25 – наказание за оставление на земле костей мертвой собаки и человека; 7.23-24 – может ли очиститься тот, кто ест трупы собак и людей; 7.28 – очищение дерева, которого коснулись трупом собаки или человека и так далее).

Судя по тексту Видевдата, над телом мертвой собаки совершали такой же похоронный обряд, как и над телом человека (напр. Видевдат 1.4) – то есть труп собаки выставлялся на специальной площадке (дахме), где под воздействием солнца и при участии птиц и животных – падальщиков (в том числе собак, иногда специально для этого содержавшихся) кости очищались от оскверняющей мертвой плоти. О сохранении этой традиции говорят и более поздние, чем Видевдат, зороастрийские среднеперсидские сочинения, новоперсидские ривайты и, например, свидетельство М. Бойс, лично в 60 гг. наблюдавшей жизнь зороастрийской жизни Ирана 5.

Вместе с тем, постоянное упоминание собаки радом с человеком позволяет сделать предположение, что зачастую слово "собака" было добавлено в тексте при его позднем редактировании: в случаях, как правило, не связанных с описанием конкретных норм, имеющих непосредственное отношение собаке, уходу за ней и разведению, употреблено одно и тоже авестийское слово span. Таким образом, учитывая сказанное выше об упоминании собаки в Авесте только в одной части, Видевдате, не следует исключать возможность достаточно позднего и искусственно насажденного зороастрийскими жрецами характера "культа собаки", не имевшего в древности столь широкого распространения, как во время кодификации Авесты при Аршакидах или Сасанидах.

Что касается зороастрийских мифологических сюжетов, связанных с собакой, то они достаточно редки. В научной литературе неоднократно обращалось внимание на общеиндоевропейский (если не более всеохватывающий) характер зороастрийского мотива собаки, олицетворяющей хтонические силы и связующей два мира – живых и мертвых. Авестийские "желтые четырехглазые и белые желтоухие" собаки сопровождают деву, представляющую личную веру человека, когда та проводит душу умершего по мосту Чинват. В зависимости от того, праведником был покойный или грешником, он без труда проходит по тончайшему мосту и попадает в зороастрийский рай, или проваливается в бездну ада, влекомый безобразной старухой – собственной недостаточной верой.

По описанию, да и по своей роли "четырехглазые" собаки Авесты, как неоднократно отмечалось, походят на "четырехглазых пятнистых" собак Ямы, ведического царя мертвых (параллельный ему персонаж в иранской мифологии – упоминавшийся легендарный правитель Ирана Йима). Собакам Ямы предписывалась способность разыскивать тех, кому предопределено умереть, и доставлять их хозяину... Зороастрийские собаки также "видят" смерть, поэтому они наделены четырьмя глазами. Своим взглядом собаки прогоняют демонов смерти и трупного разложения, на чем основано использование этих животных в ряде ритуалов очищения и похоронно-поминального цикла, например в обряде "осматривания собакой". В процессе похорон собаке дают несколько раз посмотреть на лицо покойного, дабы она прогнала демона трупного разложения, набрасывающегося на труп сразу после смерти человека. Участие в подобных ритуалах собака может принимать с четырехмесячного возраста. В среднеперсидском сочинении "Дозволенное – недозволенное" 2.3-4 говорится, что для изгнания демона трупного разложения годится даже слепая собака – она должна положить морду на открытый участок тела, но не на волосы и ногти. И в средне- и в новоперсидских сочинениях утверждается также, что взгляд собаки при необходимости может, заменить тень некоторых птиц, пролетающих над трупом. Реально под "четырехглазыми" собаками, по-видимому, подразумевались те, что имели характерные пятнышки под глазами. Следуя за Видевдатом, зороастрийские сочинения указывают на необходимость использования в ритуалах именно "желтых четырехглазых, белых желтоухих" собак. Однако по свидетельству авторов, наблюдавших жизнь зороастрийцев Ирана нашего столетия, для совершения обрядов годились любые собаки.

М. Бойс, описывая зороастрийские районы Ирана 60 гг. ХХ века, отмечает, что в каждой зороастрийской деревне, обитало множество собак. Причем их число значительно превышало необходимое: собаки здесь служили только для защиты жилищ от грабителей и шакалов, и те, и другие были весьма редки. В каждой местности превалировал особый тип животных:

"В процветающем Хасанабаде держали огромных, рыжевато-коричневых животных, похожих на мастифов и, возможно, происходивших от сторожевых псов, привезенных сюда в целях защиты первыми зороастрийскими поселенцами в начале нашего века, когда деревня постоянно подвергалась набегам бандитов из Фарса. У большинства этих впечатляющих собак, при знакомстве оказавшихся весьма дружелюбными, были хозяева, которые хорошо их кормили. Собаки в Мазра Калантаре были меньше и в основном желтовато-песочного цвета, но и среди них выделялась группа белых длинношерстных, довольно красивых, если за ними ухаживать. Шехриар Зохраби, в доме которого я останавливалась, был хозяином красивого животного этого типа по кличке Лали, – собаке были поручены дети. Но большинство собак здесь не имели хозяев, единственным домом им служила улица... В Шарифабаде собаки были по большей части черными, вполне обыкновенными, но среди них выделялись похожие на охотничьих золотисто-коричневые животные. У некоторых черных собак были те самые отметины, по котоорым можно было бы распознать "четырехглазых" собак Видевдата, а именно, светло-коричневые пятнышки над каждым глазом; но местные жители никоим образом не выделяли их, и не относились к ним с особым почтением. Белых собак в Шарифабаде не было; но у самого дастура Ходадада был снежно-белый пес, которого он предпочитал использовать в ритуалах и церемониях, поскольку белый считается зороастрийским цветом. По иронии, эта собака, возможно, одна из последних среди многих тысяч, содержавшихся когда-то зороастрийскими жрецами в Иране, была чистокровным терьером, привезенным из Европы и откликавшимся на кличку "Джэки" 6.

Зороастрийские собаки традиционно хорошо содержались, как это предписано еще Авестой: им предписано давать "долю мужа" – молоко и жир с мясом (Видевдат 13.28). За плохое кормление собак было определено наказание (Видевдат 20-27). Помимо обычного смысла, кормлению собак придавалось и ритуальное значение: считалось, что данная этим животным пища достается умершим родственникам. В новоперсидском сочинении "Сто глав" (31.1) говорится, что необходимо при каждом приеме пище три ломтя хлеба давать собаке. Обычно современные зороастрийцы дают такую долю собакам, зачастую бездомным, во время, посвященное душам умерших праведников сразу после захода солнца. При этом хлеб и посуда должны быть ритуально чистыми, то есть до кормления собаки к ним никому не следует прикасаться.

Помимо предписания кормления собаки, в Видевдате содержатся правила относительно разведения этих животных: собаку привязывали в специально вырытой для этого яме, 'вдали от детей и огня, сына Ахура Мазды', а затем подпускали к ней трех кобелей, что представлялось гарантом для получения жизнеспособного потомства (Видевдат 15.46-49). Если к дому или стойлу для скота зороастрийца приходила бездомная беременная собака, он должен был поддерживать ее вплоть до рождения щенков, а затем до момента достижения ими шестимесячного возраста (Видевдат 15.20-45). Таким образом, зороастрийцы, повидимому, не занимались специальным разведением собак и выведением особых пород. Ниже приводится перевод 13-го фрагарда Видевдага, полностью посвященного собаке.

Видевдат. 13 фрагард

1. Что за создание Святого Духа из тех созданий, которые созданы Святым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Злого Духа?

2. И сказал Ахура Мазда: Ванхапара-еж – дикая остромордая собака, которую злословящие люди называют именем Дужака, – вот это создание Святого Духа из тех созданий, которые созданы Святым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Злого Духа.

3. И если кто-либо, о Спитама Заратуштра, убьет Ванхапару, дикую остромордую собаку, которую злословящие люди называют именем Дужака, то повредит свою душу на девять поколений, для которых мост Чинват станет непроходимым, если он при жизни не искупит (этого греха) перед Сраошей.

4. О создатель плотского мира, праведный! Если кто-либо убьет Вакхапару, дикую остромордую собаку, которую злословящие люди называют именем Дужака, какое ему наказание? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут тысячу ударов конской плетью, тысячу (ударов плетью) "делающей послушными".

5. Что за создание Злого Духа, из тех созданий, которые созданы Злым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Святого Духа?

6. И сказал Ахура Мазда: Дэв, имя которого Заиримьянура-черепаха, о Спитама Заратуштра, которого злословящие люди называют именем Заиримьяка, – вот это создание Злого Духа, из тех созданий, которые созданы Злым Духом, каждое утро (с полуночи) до того, как взойдет солнце, выходит убивать тысячами создания Святого Духа.

7. Если кто-либо, о Спитама Заратуштра, убьет дэва Заиримьянуру, которого злословящие люди называют именем Заиримьяка, прощена будет его (злая) мысль, прощено (злое) слово, прощено (злое) дело; искуплена будет его (злая) мысль, искуплено (злое) слово, искуплено (злое) дело.

8. Кто убьет собаку из стерегущих скот, стерегущих дом, охотничьих и обученных, душа того с большим криком и большим воем отойдет к будущей жизни, чем мог бы волк вопить, попав в глубочайшую западню.

9. Никакая другая душа не поддержит его душу в смерти криком и воем; ни одна из двух собак, стерегущих мост (Чинват), не поддержит ее в смерти криком и воем.

10. Кто нанесет стерегущей скот собаке ушиб, или отрежет ей ухо, или порежет ей ногу, а из-за этого вор или волк незаметно утащит из стада скотину, тот должен тогда вред искупить: искупить наказанием за умышленно совершенное ранение собаки.

11. Кто нанесет стерегущей дом собаке ушиб, или отрежет ей ухо, или порежет ей ногу, а из-за этого вор или волк незаметно утащит из дома добро, тот должен тогда вред искупить: искупить наказанием за умышленно совершенное ранение собаки.

12. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет собаке, стерегущей скот, смертельный удар, (от которого) испускают дух? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут восемь сотен ударов конской плетью, восемь сотен (ударов плетью) "делающей послушными".

13. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет собаке, стерегущей дом, смертельный удар, (от которого) испускают дух? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут семь сотен ударов конской плетью, семь сотен (ударов плетью) "делающей послушными".

14. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет охотничьей собаке смертельный удар, (от которого) испускают дух? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут шесть сотен ударов конской плетью, шесть сотен (ударов плетью) "делающей послушными".

15. О Создатель плотского мира, праведный! Какое наказание тому, кто нанесет молодой собаке смертельный удар, (от которого) испускают дух? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут пять сотен ударов конской плетью, пять сотен (ударов плетью) "делающей послушными".

16. Столько за ежа, столько за визу, столько за дикобраза, столько за острозубую ласку, столько за пушистую (?) лису, – за всех существ Святого Духа, относящихся к собакам, кроме водяной выдры.

17. 0 Создатель плотского мира, праведный! Где собаке, стерегущей скот, положенное место? – И сказал Ахура Мазда: В пределах расстояния йуджйасти от стада ходит она, выслеживая вора или волка.

18. О Создатель плотского мира, праведный! Где собаке, стерегущей дом, положенное место? – И сказал Ахура Мазда: В пределах расстояния хатра на пути к дому ходит она, выслеживая вора или волка.

19. О Создатель плотского мира, праведный! Где охотничьей собаке положено место? – И сказал Ахура Мазда: (С тем), кто ничего не требует из умений, нуждается в защите жизни.

20. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей стерегущую скот собаку столь согрешит такими делами? – И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей хозяина знатного дома.

21. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей стерегущую дом собаку столь согрешит такими делами? – И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей хозяина среднего дома.

22. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей охотничью собаку столь согрешит такими делами? – И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей пришедшего к нему в дом столь праведного мужа, обладающего теми же качествами, что и священник.

23. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющий пищей молодую собаку столь согрешит такими делами? – И сказал Ахура Мазда: Настолько согрешит, как если бы он в этой плотской жизни обделил пищей юношу, посвященного в правила веры, который трудясь исполняет службу.

24. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей стерегущую скот собаку какое наказание? – И сказал Ахура Мазда: Он подлежит телесному наказанию: пусть ему нанесут две сотни ударов конской плетью, две сотни (ударов плетью) "делающей послушными".

25. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей стерегущую дом собаку какое наказание? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут девяносто ударов конской плетью, девяносто (ударов плетью) "делающей послушными".

26. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей охотничью собаку какое наказание? – И сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут семьдесят ударов конской плетью, семьдесят (ударов плетью) "делающей послушными".

27. О Создатель плотского мира, праведный! Обделяющему пищей молодую собаку какое наказание? – сказал Ахура Мазда: Пусть ему нанесут пятьдесят ударов конской плетью, пятьдесят (ударов плетью) "делающей послушными".

28. Так в этой плотской жизни, о Спитама Заратуштра, из созданий Святого Духа быстрее всего стареют те собаки, которых оставляют без еды возле едящих, видящие, но не получающие; принеси им молока и жира с мясом – положенную собаке пищу.

29. О Создатель плотского мира, праведный! Если в маздаяснийском доме собака безголосая окажется бешеной, что тогда делать маздаяснийцам?

30. И сказал Ахура Мазда: Пусть наденут ей на шею, завязав затем морду, специально вырезанный кусок дерева: твердого, размером в ашти, мягкого – вдвое больше.

31. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), и нелающая собака, бешеная, поранит скот или человека, пусть понесет наказание за нанесенное ранение как за умышленное.

32. Если в первый раз нападет на скот, в первый раз поранит человека, – пусть ей отрежут правое ухо; второй раз нападет на скот, второй раз поранит человека, – пусть ей отрежут левое ухо.

33. Если в третий раз нападет скот, в третий раз поранит человека, – пусть ей отрежут от правой ноги; четвертый раз нападет на скот, четвертый раз поранит человека, – пусть ей отрежут от левой ноги.

34. В пятый раз нападет на скот, в пятый раз поранит человека, пусть ей отрежут хвост. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), и нелающая собака, бешеная, поранит скот или человека, пусть понесет наказание за нанесенное ранение как за умышленное.

35. О Создатель плотского мира, праведный! Если в маздаяснийском доме собака, потерявшая нюх, окажется бешеной, что тогда делать маздаяснийцам? – И сказал Ахура Мазда: Пусть выискивают средство ее вылечить как для посвященного праведника.

36. О Создатель плотского мира, праведный! Если искомое не найдется, что тогда делать маздаяснийцам?

37. И сказал Ахура Мазда: Пусть наденут ей на шею, завязав затем морду, специально вырезанный кусок дерева: твердого размером в ашти, мягкого – вдвое больше. И так пусть прикрепят, если же не закрепят ей (морду), то потерявшая нюх собака упадет в яму, или в колодец, или в расщелину, или в протоку, или в судоходные воды и от этого пострадает.

38. И если она пострадает от этого, виновные подлежат телесному наказанию.

39. Собаку создал, о Заратуштра,
      Я Ахура Мазда,
      Одетую в свою одежду, обутую в свою обувь,
      Бодрствующую, острозубую,
      Получающую долю мужа для охраны мира.
      Так я, Ахура Мазда, собаку предназначил быть отражем от племени туранского,
      покуда стоит твердыня Истины, покуда стоит мир.

40. И в том доме, где, о Спитама Заратуштра, будет бодра она голосом, не утащит незаметно ничего из хозяйства вор или волк; убиты будут ею волки, отброшены волки, брызжущие слюной.

41. О Создатель плотского мира, праведный! Какой же из двух волков более достоин убиения, о праведный Ахура Мазда, когда собака породит волка или когда волк собаку? – И сказал Ахура Мазда: Такой из двух волков более достоин убиения, о праведный Заратуштра, когда собака породит волка, чем когда волк собаку.

42. Те две собаки: – (от них) – стерегущих скот, стерегущих дом, охотничьих, обученных, – происходит смертельные для живых существ, те, что становятся опаснее, злее, убивающими больше живых существ, чем другие собаки.

43. Те два волка: – (от них) происходят смертельные для живых существ, те, что становятся опаснее, злее, убивающими больше живых существ, чем другие волки.

44. Собака одна, а сравнима с восьмью (существами): у нее характер священника; у нее характер воина; у нее характер скотовода; у нее характер раба; у нее характер зверя; у нее характер потаскухи; у нее характер ребенка.

45. Пищу ест как священник, неприхотлива как священник, незлобива как священник, довольна как священник, довольна и малой долей как священник. В этом она как священник.

Держится впереди как воин, сражается за скот благодатный как воин, она – позади и перед домом как воин. В этом она как воин.

46. Бдительная, спящая чутко как скотовод, она – перед и позади дома, позади и перед домом как скотовод. В этом она как скотовод.

Угодливая как раб, коварная как раб,...(?). В этом она как раб.

47. Ждущая темноты как вор, промышляющая ночью как вор, вслепую хватающая пищу как вор, ненадежная как вор. В этом она как вор.

Ждущая темноты как зверь, промышляющая ночью как зверь, вслепую хватающая пищу как зверь. В этом она как зверь.

48. Угодливая как потаскуха, коварная как потаскуха, гадящая на дороге как потаскуха... (?). В этом она как потаскуха.

Сонливая как ребенок, слюнявая как ребенок, высовывающая язык как ребенок, забегающая вперед как ребенок. В этом она как ребенок.

49. Когда двое подходят к моим домам, не должно препятствовать им собаке, стерегущей скот и стерегущей дом. Не стояли бы прочно мои дома на земле, созданной Ахурой, если бы не было собаки, стерегущей скот и стерегущей дом.

50. О Создатель плотского мира, праведный! Когда умирает собака, ничего уже не выслуживающая, и семя которой иссякло, куда отходит ее дух?

51. И сказал Ахура Мазда: Он приходит к источникам вод, о Заратуштра, в которых сотворяются две водяные выдры: из тысячи сук собак и тысячи кобелей собак – пара выдр, – сука и кобель. Убивший выдру вызывает засуху безпастбищную.

52. Тогда это жилое место покинет, о Спитама Заратуштра, счастье и изобилие, здоровье и целительность, процветание, приумножение, произрастание, когда рост хлебов и пастбищ?

54. И сказал Ахура Мазда: Не вернется тогда, о Спитама Заратуштра, ни счастье и изобилие, ни здоровье и целительность, ни процветание, приумножение, произрастание, ни рост хлебов и пастбищ.

55. До тех пор, пока не будет убит ударом убивший здесь выдру, пока посвященной душе этой выдры не принесется жертва, в течение трех дней и трех ночей не возожжется огонь, не будет простерт барсман, поднесена хаома.

56. После этого вернутся счастье и изобилие, здоровье и целительность, процветание, приумножение, произрастание, рост хлебов и пастбищ.

Примечания

  1. К "собакам" зороастрийцы помимо непосредственно собак относят некоторых других, приносящих пользу человеку животных, как правило, уничтожающих грызунов и насекомых: ежа, дикобраза (по сходству с ежом), ласку, лису, а также особо почитающуюся выдру, культ которой, очевидно, восходит к глубокой древности и связан с обожествлением воды.
  2. Ригведа. М., 1989. С. 447.
  3. Авеста. Пер. И. М. Стеблин-Каменского. СПб., 1997. С. 78.
  4. Там же. С. 80.
  5. M. Boyce. A Persian Stronghold of Zoroastriarism. Oxford. 1977. Р. 303. / См. статью Б. А. Литвинского и ссылки на литературу по этому поводу / Собака в зороастрийских верованиях и обрядах. // Б. А. Литвинский, А. В. Седов. Культы и ритуалы кушанской Бактрии. М.,1984.
  6. M. Boyce. Op. cit. P. 140.

Статья перепечатана с сайта Международного Клуба САО www.cao.ru, с разрешения руководства Клуба и автора.

  • Новости
  • 01 ноября 2017

    А у нас родились щенки!

    Посмотреть

    01.11.2017 г. родились щенки от Чакана и Дымшик

    31 октября 2017

    Вот такие алабайчики!

    Посмотреть

    Новое видео о наших щеночках

    30 октября 2017

    А я уже выспался!

    Посмотреть

    Щеночкам от Чакана и Вагни 20 дней.

    07 октября 2017

    У нас пополнение!

    Посмотреть

    07.10.17 г. родились щенки от Чакана и Вагни для Туркмен Кала.

    25 сентября 2017

    Надо, надо умываться!

    Посмотреть

    Туркмен Кала Жахан, сын Чакана



Наши друзья